Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:16 

Очередной номер еженедельника

Solali
Человек-мухомор
Мне лень писать вступление, поэтому, пользуясь случаем, хочу только передать горячий привет и полдюжины пасхалок подруге-сопернице и ее Текстильным Хроникам. Все для тебя, дорогая даже тематическое порно.


Шерашшин, Изнанка Мира.


Он назвал таха Дурья Башка. И еще Котелком, за характерный звук, что шел от выпуклого широкого лба при простукивании. Первое было ближе к сути, зато второе – короче.
Тах радостно отзывался на оба – впрочем, Райен вполне сознавал, что, назови он животное хоть Полиэтиленовым Пакетом, ситуации это не изменит: тах реагировал не на звук, а на само желание его позвать. И заодно – на все образы, где фигурировал.
Узкий язык длинной в руку влажно проехался по подживающим порезам на щеке, подтверждая последнюю мысль. Если бы Дурьей Башке дали волю, он облизал бы охотника целиком – да, собственно, так и делал, когда Надзирательница, вся в фиолетовом облаке, бросала их одних. Когда она обнаружила промокшие насквозь бинты впервые, Дурью Башку в первый и последний раз попытались выволочь из кокона. И без того не самая молодая и прочная конструкция лишилась еще одной стены; Райен узнал, какому «пленному» на самом деле принадлежали истошные (и премерзкие) вопли, что он слышал, только попав сюда; а тах теперь присутствовал внутри кокона не только в виде головы, но и большей частью своей туши, заменяя отсутствующие стены.
Охотник не мог не отметить, что стало ни в пример уютнее.
Язык оставил в покое лицо и начал облизывать разбитые пальцы. От этой процедуры каждый раз хотелось орать благим матом, но Райен крепился: пусть даже Надзирательницы сейчас не было, мимо кокона круглые сутки шмыгали молоденькие любопытные шенночки, а у входа стояла охрана. Ронять чувство собственного достоинства все еще было куда, и моральное превосходство над противником… пусть ничего и не давало, но собственная гордость была благодарна.
Что происходило снаружи, охотник знал не от оскорблено щелкающей хвостом Надзирательницы. Знания были из того же источника, что недвусмысленно дал понять, что слюна таха – мощнейший антисептик и кровоостанавливающее, и вылизывают его отнюдь не от полноты чувств. Хотя, конечно, не без этого…
Будучи реалистом, фарр Ванчере допускал, его шизофрения может когда-нибудь принять… солидные масштабы, но вот подобная материальность ее уж точно оказалась сюрпризом. Теплая, фыркающая и рассыпающая по темной клетушке зеленые вспышки материальность… И источник самой чудовищной утечки информации из закормов противника, какую только можно было только представить.
Райен чувствовал, как под диафрагмой вибрирует отзвук ровного биения Сердца. Чувствовал не сам – сам он даже не слышал его. Через другого.
Через другого он видел, как слова окрашивают воздух, будто капнувшие в воду чернила. Как мысли и чувства вяжут прихотливыми узлами и сплетают в ленты, будто кружева… Что-то видно не было, но ощущалось уже почти частью себя – как эта мерная вибрация под ложечкой. Горьковатый привкус самого воздуха на языке - Матерь больна. Нити паутин, втрое, вчетверо обернувших этот мир – прочные канаты, на перекрестье которых вырастали коконы, и россыпь светочей, связанных даже не нитями – светом. С шеном, друг с другом, с Сердцем – лучи переплетались в частую, звенящую песнями, как натянутые струны, сеть.
Другой не открыл ему доступ внутрь, поскольку сам его не имел. Раейн смотрел со стороны – и радовался тому, что этот свет не прирос и к его сердцу. Душе из такого не вырваться ни в жизни, ни в смерти, целая она или нет.
«Половина моей души» - так говорила Таэс о брате. Бедняга, хоть бы ей никогда не узнать, что сталось с этой душой… Раейн и сам бы хотел этого никогда не знать.
«А моя половина, выходит, теперь вот такая?...»
Тах боднул плоской стороной клюва в плечо, реагируя на мысль и напрашиваясь на ласку. Райен рассеяно почесал за гибкими костяными пластинками над круглым черным глазом. Котелок курлыкнул, распространяя вокруг себя волны приторно-розового, и тут уложил всю свою неохватную башку Раейну на колени. По крайней мере, попытался – первыми застонали придавленные кости и без того израненных ног, а после попросту оборвался подвязанный к костяным «ребрам» кокона гамак. Охотник ругнулся, приложившись копчиком о пол, и пихнул босой ногой таха куда-то под клюв. Тот отдернул голову, мелко пощелкивая клювом, и утешительно лизнул свое слишком мелкое и прискорбно хрупкое Альтер эго в макушку.
Сидя на грязном полу с задранными натянувшейся цепью руками, Альтер эго мрачно думало о том, что скоро откроет почтенным предкам новые грани понятия «душа некондиционная». Как проволочь за собой в посмертие это, Райен не имел понятия, как и о том, примут ли его в виде урезанной половины.
«Не повезло тебе до рождения – с чего бы должно повезти после смерти?...»
Дурья Башка вообще настраивал его на философский лад – хуже испоганенного посмертия с ременом в принципе ничего уже случиться не могло.
В таком виде их и застала Надзирательница. На секунду охотнику показалось, что она лишилась дара речи – но нет, она все еще не разговаривала персонально с ним. С тех самых пор, как ей устроили выволочку, шенна обливала Райена ледяным презрением и молчала, в случае необходимости обращаясь с ним, как грузчик с кубометром дров.
Тах был обруган, гамак рассмотрен со всех сторон и признан годным к починке. Шенна застрекотала на верхнем пороге ультразвука – без Котелка Райен вообще бы этого не услышал. Через дыру в макушке кокона спустилось два десятка крошечных, светящихся, как светлячки, осиянок, которые начали сновать по шелковистому упругому полотнищу, зашивая разрыв. Через полчаса гамак снова покачивался у стены, а Райен все еще сидел под ним с задранными руками, пока Надзирательница, хмурясь и явно пересчитывая про себя непривычные вещи, педантично раскладывала на еще одном отрезе полотна свой арсенал.
Перевязывать его в гамаке было откровенно неудобно, как и на кочковатом, периодически ерзающем полу, но кровать ему так и не выделили. Мебели помимо гамаков здесь не делали, да и ткани ограничивались сотканными осиянками. Даже наручники и цепь, вплавленная в основание одного из ребер кокона, были с Лица. Это могло оказаться на руку, но пока было почти бесполезным - он по-прежнему не мог шевелить даже пальцами, так что возможность поковыряться в замке будет еще не скоро…
Шенна, шевеля губами, водила пальцем по строчкам брошюрки из аптечки Ширра-не. Тот факт, что она умеет читать, совсем его не радовал, но давал надежду не умереть от пошлого отравления чем-нибудь не вовремя вколотым.
Сморщив крохотный носик, она перевела взгляд от иллюстрации на его грудь, перетянутую бинтами. Еще раз заглянув в брошюрку, она подцепила присохшую к ране ленту за кончик и начала аккуратно, почти бережно разматывать, что-то пощелкивая в меланхоличных голубоватых тонах себе под нос.
Свитер Райена приказал долго жить еще во время допроса, а брюки превратились в шорты, махрящиеся по краю – на первой перевязке бывший начальник без особых размышлений отпорол мешающиеся штанины небрежным движением когтей.
«Вот так сидишь ты, практически в одних бинтах, прикованный к стене, с шенной, эти бинты с тебя снимающей, и думаешь, что где-то это уже видел. То ли у Элеты в видении, то ли в тематическом порно».
- Как вас зовут, тхари?
Надзирательница воззрилась на него, как на говорящий стул. Пожалуй, даже более того – ни один предмет мебели не решился бы ее так оскорбить.
Маленькая ручка с тонкими пальцами молниеносно вцепилась в горло, изогнутые когти в узорных накладках недвусмысленно укололи кожу.
- Я. Не. Тхари, - процедила она и резко дернула за конец бинта, отдирая всю полосу. Райен шипяще выдохнул, глаза заслезились, но что-что, а ранозаживлющие средства Ширра-не всегда выдавало хорошие и подогнанные под охотничью физиологию: рубцы поверх старых шрамов были багровыми и опухшими, но «склейка» цепко держала края ран, не давая разойтись. Даже дергающая безо всякой нежности бинты шенна не смогла вызвать ничего серьезнее слабо сочащейся сукровицы.
Жаль.
Райен очень рассчитывал на то, что у дамы окажется буйный темперамент, или на худой конец как следует взлелеянная гордыня – в его интересах было выздоравливать как можно медленнее, пусть даже попутно придется получить еще несколько травм. У него зрела идея – пока смутная и неоформленная, но она была. Здоровым любой план выполнить легче, чем едва ходящим - кто бы спорил. Но уж точно никакой план ему не поможет, как только до выздоровевшего фарра Ванчере доберется известный даже тахам Сияющий Кокон.
- А кто же?...
Неужели дисциплина переборет?...
- Разящий кусок падали, неспособный отличить тхаин от тхари, недостоин даже знать мой ранг, - отрезала она резким серо-стальным росчерком.
- Я его знаю… тхаин, - тихо отозвался он, пока шенна снимала заточенные золотистые кольца-накладки с когтей – чтобы не распороть во время при обработке кожу повторно. Один раз ошибившись, она мгновенно усваивала урок. Впору поучиться кое-кому из коллег… - Пятая от Трона… Должно быть, тхаин – великая воительница?...
На этот раз он не издевался – по крайней мере, сознательно. В повисшей прозрачной тишине хрустально зазвенели падающие на пол кольца. А потом его мотнуло в сторону всем телом. Наручники врезались в запястья, в голове зазвенело, по шее на грудь заструилась кровь, заливая раны.
- Забытый Сердцем выродок!... – шенна захлестнула ему горло хвостом, будто плетью, и прошипела в лицо на всеобщем: - Не смей со мной разговаривать! Никогда!...
Отхватив обрывок бинта, она с силой зажала рану на его шее. Ее губы дергались – до тех пор, пока она не прикусила одну до крови.
Райен послушно заткнулся – пока, про себя отметив эту тему как слишком травмирующую. Пока шенна стирала свежую кровь, поливала едва поджившие рубцы едкой «аварийной» дрянью из аптечки, неумело наматывала свежую порцию бинтов и повторяла все сначала, включая отдирание старых повязок, для всех прочих частей его тела, Нож молчал. Но когда она с нескрываемым отвращением приподняла самым кончиком когтя его волосы и тут же надела обратно накладку, явно собираясь срезать спутанную, грязную и пропитанную знаками внимания таха паклю под корень, он не выдержал:
- Не надо. Тхаин… что угодно, только не волосы.
- Может, срезать вместо них язык?...
- Режте, - слова вылетели прежде, чем он успел подумать. Когти остановились у уха, срезав только кончик височной пряди.
Чужое удивление мятным холодком закружило вокруг.
- Почему?...
Одиозное чудовище сейчас до такой степени напоминало изумленную девчонку, что хотелось смеяться.
Он не стал. Только не сейчас.
- Мы верим… Народ моей матери верит, что от дорого тебе человека так можно отвести беду. Перестать срезать волосы – тогда боги увидят и прислушаются. Быстрее, чем к тем, кто просто молится… Есть те, кто вам дорог, тхаин?... Ради них – не надо.
Райен сознавал, как рискует – если не приведи предки ее шенн, которого нигде не видно, или кого-нибудь из близких подруг уничтожили охотники… Но он действительно верил, как ни глупо это звучало, и готов был отдать за свои глупые патлы даже язык – в конце концов, ему он не особенно и нужен… Ведь пока старая сказка действует – даже посреди раскаленной Бездны.
Шенна оскалилась, предсказуемо чиркнув когтями, а ото входа внезапно раздалось задумчивое:
- Кто же вам дорог, фарр, – настолько?... Женщина?
Фраза вилась серебристо-синим. Холодным и ломким цветом. Райен только мотнул головой, без колебаний встретившись взглядом с хозяином здешних мест. Если это поможет…
У него были янтарные, как у сола-южанина, глаза, и немигающий взгляд в упор, давящий, как шеститонная глыба.
- Значит, мужчина?...
- Друг.
Рои едва заметно наклонил голову к плечу. Охотник физически чувствовал, как тяжелый взгляд медленно перемещается по телу, рассматривая его от кончиков спутанных волос до босых ног.
- Тедрас, стричь этого фарра не нужно. Пока он ведет себя благоразумно. Вы поняли меня, Ванчере?...
Райен прикрыл глаза, коротко кивнув. Его ребята могли ржать сколько угодно, могла улыбаться Элета – но работало. Это работало, разбери всех Бездна!... Если уж этот переломанный во всех направлениях хрен до сих пор жив и продолжает ходить по краю…
- От них воняет, - коротко и максимально сдержанно констатировала шенна. – Как и от него самого.
- Твой ранг не позволяет решать бытовые вопросы?... – он медленно приподнял брови, переведя на нее взгляд. – Создания Расколотых Земель отмываются точно так же, как и дочери Изнанки.
Шенна коротко кивнула, сцепив руки в замок. Взгляд, который она послала охотнику, от дружелюбия был далек, как Рукон до Солярики. А Рои шагнул вперед, приближаясь к нему вплотную.
- Этот… друг, без сомнения, прийдет за моей головой, - размеренно говорил он, плавно опускаясь на одно колено и закатывая рукав, - скорее рано, чем поздно. И подобная магия ему не поможет, так что не стоит слишком радоваться. Он умрет, а ты… достаточно полезен, чтобы жить – пока. Пей.
К его губам прижалось за долю секунды взрезанное когтем запястье. Рефлексы сработали раньше, чем охотник понял, что вообще происходит, и он рывком ушел в сторону. Чужая реакция была не хуже – его мгновенно и жестко схватили за волосы, запрокидывая голову.
Так мышовка прыгает на дернувшуюся перед носом бумажку.
- Пей. Иначе оторву голову прямо сейчас, - голос был тих и равнодушен. От этого равнодушия веяло такой потусторонней, первобытной жутью, что у Райена заледенели руки и почти помимо воли разжались стиснутые челюсти.
В горло потекла чужая кровь – или то, что было у этого… существа вместо нее. Горько-соленая, гуще обычной крови, и горячая настолько, что почти обжигала небо.
«Вот уж воистину – дитя тысячи солнц… Пусть и выглядит так, будто целиком вморожен в лед».
Это утешало – против всякой логики. Все-таки Обсидиановый Дракон остался тем, кем и родился, что бы ни было снаружи… Не оттого, что давало надежду на милосердие – Алесдер Рои, сидя на и имперском троне, им не славился. Но для него, охотника Лица, это давало надежду тоже остаться собой – хоть немного. Что бы там ни было снаружи…
Когда он наконец убрал руку, сердце стучало как бешеное – как после полудюжины кружек кофе, выпитых одна за другой. Кожа горела – явно подскочила температура. Организм борется, вот только – против чего?...
- Восстановление после ранений ускорится, - так же равнодушно сообщил Рои, расправляя рукав над – естественно – уже начавшим зарастать тонкой розовой кожицей надрезом. – Выносливость тоже повысится – на какое-то время. Хотя, - его взгляд скользнул по клубку старых шрамов, исполосовавших почти все тело, - ты вынослив даже для Ширра-не. А еще… - тяжелый и мертвый взгляд, так роднивший его в Ватайном, остановился на лице охотника. – Тах не поможет тебе сбежать. Моя кровь верна мне до конца – и я найду тебя даже в Бездне, - губы изогнулись в пренебрежительной улыбке. - Хотя вряд ли прийдется идти дальше соседнего кокона.
…Следящий жучок. Пару миллионов чертовых мелких следящих жучков. Просто замечально.
Иногда клановых духов-хранителей хотелось просто развоплотить к такой-то матери.
Райен откинулся на стенку кокона.
На него медленно наползала беспросветная безнадежность, которую было развеяло появление таха и идеи. Последнюю теперь можно было хоронить с почестями, а полезность первого вставала под огромный знак вопроса.
Поэтому на возню у входа и сумбурное мельтешение каких-то нелепых цветных пятен, он обратил внимания не больше, чем на снова принявшегося утешительно ворковать Котелка. И только удивленное «Амиранта!» вывело его из глухого безразличия.
В кокон неловко порхнула шенна, подвернув крыло. Высокая, больше чем на голову выше Тедрас (Ноа звал ее «Тедди» и не был расчленен на месте), с темной, цвета густой листвяной зелени, кожей и серебристой чешуей. И ощутимо старше – через другого Райен почти физически чувствовал, что она вылетала не меньше чем в десяток сезонов, тогда как хвостатая гордячка вообще не имела ни одной дочери.
Не глядя на него и спотыкаясь на каждом щелчке, хозяйка Сияющего Кокона подошла к Рои, неся какую-то околесицу, качнулась и вдруг упала, замерев на полу и не пытаясь подняться. Рефлекторно наклонившаяся к ней Тедрас не заметила того, что хорошо было видно охотнику – как остекленели глаза мужчины, а сам он застыл каменной статуей. Через несколько секунд он сморгнул, глядя вокруг расфокусированным взглядом, бросил Тедрас короткое: «Разберись», и вышел.
Нож смотрел на полупрозрачные пленки, многослойным пологом закрывающие вход, точно таким же расфокусированным взглядом и думал о том, что температура градусов на восемь выше нормы варит мозг вкрутую – иначе откуда бы в скользнувшем по нему взгляде бездушного ублюдка взятся такому ужасу?...

@темы: креатиф, интересности, вордострадания, Корона пустоты, in work

URL
Комментарии
2013-07-09 в 22:22 

Беса
любовь открывает любые врата
няняня, мимими, короче, вы поняли :)

2013-07-09 в 22:55 

Solali
Человек-мухомор
Беса, О да моя пресссть *мрачно гладит белого котика*, моя месть за белокурую Жози будет страшна :dutch:

URL
2013-07-10 в 16:54 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
У вас тут своя атмосфера и адские мсти? Эть хорошо, эть полезно.
Неприятности Алесдера приятно греют душу. Эх, сейчас начну сентиментально вздыхать "спаси Ножика, спаси Ножика, ведьма и Ноа заодно". Хотя, глядя на творящийся беспредел (один папа-тах чего стоит), вряд ли они оттуда выберутся легко и в заводской комплектации, так сказать.

2013-07-10 в 17:15 

Solali
Человек-мухомор
Таисс Эринкайт, Беспредел еще и не начинался :-D

Нож у нас парень депрессивный, но жизнестойкий, аки прей огородный, а еще его внезапно возлюбил автор, так что выводы можно делать.

А у Ноа спойлер

URL
2013-07-10 в 18:46 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
А у Ноа важная сверхзадача по размножению Короче, доскакался парень - О_О чито? Аааа, кашмар, моя пошлая фантазия пошла в разнос :crzbayan:

2013-07-10 в 19:28 

Solali
Человек-мухомор
Таисс Эринкайт, ну а что? Дитенка сиротой оставлять, что ле?

URL
2013-07-11 в 08:49 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Дитенка сиротой оставлять, что ле? - есть у меня вариант, но я его даже озвучивать не стану, во избежание. Но если угадаю, то буду весьма довольна собой. Это же ж такая подстава!

2013-07-11 в 11:36 

Solali
Человек-мухомор
Таисс Эринкайт, мммм, ну зачем такое говорить? Я же сейчас изведусь от любопытства. Свои варианты - в личку, плиз. Я ж и использовать могу при случае)))

URL
2013-07-11 в 11:38 

Таисс Эринкайт
Если хватит духу, иди рядом
Насяльникэ, личка тут энто умыл?

2013-07-11 в 14:47 

Solali
Человек-мухомор
URL
   

Лавочка снов

главная